Две руки, две ноги,
голова ровная.
Можно брать
Две руки, две ноги,
голова ровная.
Можно брать.
Лизе, обычной пятнадцатилетней школьнице, живущей в провинциальном городке, поручили столь ненавистное для неё задание: протереть пыль. Девочка никогда не доставала до верхней полки, потому что по размеру шкаф был очень большим, однако в этот раз она решила помыть всё. Взобралась на стул, провела тряпкой по полке и наткнулась на что-то шуршащее. Это был файл с какими-то документами…

Имена всех героев изменены

Лизе, обычной пятнадцатилетней школьнице, живущей в провинциальном городке, поручили столь ненавистное для неё задание: протереть пыль. Девочка никогда не доставала до верхней полки, потому что по размеру шкаф был очень большим, однако в этот раз она решила помыть всё. Взобралась на стул, провела тряпкой по полке и наткнулась на что-то шуршащее. Это был файл с какими-то документами…

Имена всех героев изменены

Ты – моя дочь
Ты – моя дочь
«Я достала их и начала читать. Это оказался документ на удочерение какой-то Лизы. Ну, по крайней мере, я сперва так подумала. В итоге, осознав, что ничего не понимаю, убрала документ на место и ушла заниматься другими делами. Спустя пару часов я вспомнила о нём. Сломя голову понеслась в зал и достала тот злополучный файл. Да уж, кто бы мог подумать, что за два месяца до своего шестнадцатилетия я узнаю, что приёмная. У меня никогда не было мыслей на этот счёт. Хотя стало понятно, почему я не похожа на маму. Помню, что несколько раз перечитала бумаги, всё не могла поверить. Потом начала плакать. Не то, чтобы я была несчастлива в этой семье, вовсе нет, даже наоборот. Мне просто стало обидно, что моя мама на самом деле далеко не моя».
«Я достала их и начала читать. Это оказался документ на удочерение какой-то Лизы. Ну, по крайней мере, я сперва так подумала. В итоге, осознав, что ничего не понимаю, убрала документ на место и ушла заниматься другими делами. Спустя пару часов я вспомнила о нём. Сломя голову понеслась в зал и достала тот злополучный файл. Да уж, кто бы мог подумать, что за два месяца до своего шестнадцатилетия я узнаю, что приёмная. У меня никогда не было мыслей на этот счёт. Хотя стало понятно, почему я не похожа на маму. Помню, что несколько раз перечитала бумаги, всё не могла поверить. Потом начала плакать. Не то, чтобы я была несчастлива в этой семье, вовсе нет, даже наоборот. Мне просто стало обидно, что моя мама на самом деле далеко не моя».
Мне просто стало обидно, что моя мама на самом деле далеко не моя
Мне просто стало обидно, что моя мама на самом деле далеко не моя
«Спустя пару дней я решила поговорить об этом с Агатой, моей двоюродной сестрой, она не поверила, пока не увидела документы. У неё был шок. После нашего разговора прошла неделя, и Агата позвонила мне: «Ты спросила у тёти Марины?» На отрицательный ответ она сказала: «Лиз, неужели тебе не интересно?» В этот момент сестра спросила у своей мамы родная ли Лиза. Тётя Юля прокричала следующее: «Конечно, что за глупые предположения возникают в ваших головах. Знаете, это не шутки!» Тут сестра резко бросила трубку. Я была напугана. Прошло минут десять, мне
вновь позвонила Агата, только вместо неё в трубку говорила плачущая тётя Юля, она сказала, что я давным-давно стала им родной. После этого оставалось только ждать, когда со мной решит поговорить мама. Это произошло быстрее, чем я ожидала. На следующий день мы с мамой и дядей Лёшей (её гражданским мужем) поехали на дачу. Там и состоялся судьбоносный разговор. Я его ждала и боялась одновременно. Мама говорила спокойно, видимо знала, что рано или поздно это должно было случиться. Она объяснила причины моего удочерения, сказала, что я несмотря ни на что её дочь».
«Спустя пару дней я решила поговорить ою этом с Агатой, моей двоюродной сестрой, она не верила, пока не увидела документы. У неё был шок. После нашего разговора прошла неделя, и Агата позвонила мне: «Ты спросила у тёти Марины?» На отрицательный ответ она сказала: «Лиз, неужели тебе не интересно?» В этот момент сестра спросила у своей мамы родная ли Лиза. Тётя Юля прокричала следующее: «Конечно, что за глупые предположения возникают в ваших головах. Знаете, это не шутки!» Тут сестра резко бросила трубку. Я была напугана. Прошло минут десять, мне
вновь позвонила Агата, только вместо неё в трубку говорила плачущая тётя Юля, она сказала, что я давным-давно стала им родной. После этого оставалось только ждать, когда со мной решит поговорить мама. Это произошло быстрее, чем я ожидала. На следующий день мы с мамой и дядей Лёшей (её гражданским мужем) поехали на дачу. Там и состоялся судьбоносный разговор. Я его ждала и боялась одновременно. Мама говорила спокойно, видимо знала, что рано или поздно это должно было случиться. Она объяснила причины моего удочерения, сказала, что я несмотря ни на что её дочь».
В двух шагах от мечты
В двух шагах от мечты
«В 17 лет моя мама переболела онкологическим заболеванием, прошла несколько курсов химиотерапии. После такого, речи о детях быть и не может, но она не сдавалась, пыталась забеременеть, но каждый раз всё заканчивалось выкидышем. Их было пять… После очередного выкидыша к маме подошёл пожилой профессор, который работал в больнице, где она лежала, и, по-отцовски положив ей на колени свои руки, спросил: "Дочка, ты хочешь детей?" Последовал положительный ответ. "Мы, конечно, можем сделать так, чтобы ты забеременела. Потом полежишь у нас в больнице семь-восемь месяцев, родишь ребёнка, но…ты можешь умереть прямо у меня на руках. Я не смогу в глаза твоим родителям смотреть. Если хочешь стать мамой, то возьми дитя из дома малютки. Хоть на одно маленькое создание там меньше станет",- заботливо пробормотал мужчина. В этот момент мама вспомнила, как её папа пару дней назад плакал, сидя возле её кровати. Это был единственный случай, когда из глаз дедушки текли слёзы… »
«В 17 лет моя мама переболела онкологическим заболеванием, прошла несколько курсов химиотерапии. После такого, речи о детях быть и не может, но она не сдавалась, пыталась забеременеть, но каждый раз всё заканчивалось выкидышем. Их было пять… После очередного выкидыша к маме подошёл пожилой профессор, который работал в больнице, где она лежала, и, по-отцовски положив ей на колени свои руки, спросил: "Дочка, ты хочешь детей?" Последовал положительный ответ. "Мы, конечно, можем сделать так, чтобы ты забеременела. Потом полежишь у нас в больнице семь-восемь месяцев, родишь ребёнка, но…ты можешь умереть прямо у меня на руках. Я не смогу в глаза твоим родителям смотреть. Если хочешь стать мамой, то возьми дитя из дома малютки. Хоть на одно маленькое создание там меньше станет", - заботливо пробормотал мужчина. В этот момент мама вспомнила, как её папа пару дней назад плакал, сидя возле её кровати. Это был единственный случай, когда из глаз дедушки текли слёзы… »
Сюжет неизвестного фильма
Сюжет неизвестного фильма
«Вскоре её выписали, и она приехала домой, смирившись с тем, что никогда не сможет иметь детей. И вот спустя пару месяцев у её сестры, тёти Юли, родилась Агата. Мама часто возилась с этим визжащим, кричащим, крохотным и вредным карапузом. В итоге она осознала, что тоже хочет ухаживать за таким созданием. Материнский инстинкт взял верх, и она решила усыновить ребёнка. Вместе с тётей Юлей они посетили почти все дома малютки в области. В одном из последних нашли меня. Туда они приехали во время тихого часа, поэтому их повели в спальню. В самом дальнем и тёмном углу большой белой комнаты стояла моя кроватка, их машинально потянуло в эту сторону. Рассмотрев меня, тётя Юля сказала: «Как на бабушку похожа!». Нянечки объяснили, что от этого ребёнка родители отказались потому, что были алкоголиками… Но мама и тётя не уделили этому внимания. Было решено прийти, когда все проснутся».
«Вскоре её выписали, и она приехала домой, смирившись с тем, что никогда не сможет иметь детей. И вот спустя пару месяцев у её сестры, тёти Юли, родилась Агата. Мама часто возилась с этим визжащим, кричащим, крохотным и вредным карапузом. В итоге она осознала, что тоже хочет ухаживать за таким созданием. Материнский инстинкт взял верх, и она решила усыновить ребёнка. Вместе с тётей Юлей они посетили почти все дома малютки в области. В одном из последних нашли меня. Туда они приехали во время тихого часа, поэтому их повели в спальню. В самом дальнем и тёмном углу большой белой комнаты стояла моя кроватка, их машинально потянуло в эту сторону. Рассмотрев меня, тётя Юля сказала: «Как на бабушку похожа!». Нянечки объяснили, что от этого ребёнка родители отказались потому, что были алкоголиками… Но мама и тётя не уделили этому внимания. Было решено прийти, когда все проснутся».
Тётя Юля начала играть со мной, а я видимо ещё тогда прорубила фишку, что с этой женщиной можно поржать, поэтому начала смеяться

«По возвращении они сразу пошли ко мне. Тётя Юля начала играть со мной, а я, видимо, ещё тогда прорубила фишку, что с этой женщиной можно поржать, поэтому начала смеяться. Затем наступила очередь мамы. Она аккуратно потрогала ручки, ножки, погладила голову и с улыбкой заключила: "Две руки, две ноги, голова ровная. Всё в порядке. Можно брать". Тогда она ещё не знала, что главные трудности впереди».
Тётя Юля начала играть со мной, а я видимо ещё тогда прорубила фишку, что с этой женщиной можно поржать, поэтому начала смеяться

«По возвращении они сразу пошли ко мне. Тётя Юля начала играть со мной, а я, видимо, ещё тогда прорубила фишку, что с этой женщиной можно поржать, поэтому начала смеяться. Затем наступила очередь мамы. Она аккуратно потрогала ручки, ножки, погладила голову и с улыбкой заключила: "Две руки, две ноги, голова ровная. Всё в порядке. Можно брать". Тогда она ещё не знала, что главные трудности впереди».
«Суд назначил дату вынесения решения по поводу удочерения, однако за отведённый срок мама не успела собрать нужные документы. В учреждении ей отказали в переносе слушания со словами: "Извините, поезд ушёл". Тогда она встала на колени и со слезами на глазах сказала уходящему судье: "Может это моё счастье?" Заседание было назначено на следующий день. Встав рано утром, мама направилась в больницу, чтобы собрать оставшиеся справки. Оказалось, что большинство врачей ушло в отпуск. Это был конец, но тут на её пути оказалась заведующая больницей. Мама объяснила женщине всю ситуацию, и они вместе буквально за час собрали необходимые врачебные заключения. Как раз вовремя. Ещё чуть-чуть и она опоздала бы на заседание».
«Суд назначил дату вынесения решения по поводу удочерения, однако за отведённый срок мама не успела собрать нужные документы. В учреждении ей отказали в переносе слушания со словами: "Извините, поезд ушёл". Тогда она встала на колени и со слезами на глазах сказала уходящему судье: "Может это моё счастье?" Заседание было назначено на следующий день. Встав рано утром, мама направилась в больницу, чтобы собрать оставшиеся справки. Оказалось, что большинство врачей ушло в отпуск. Это был конец, но тут на её пути оказалась заведующая больницей. Мама объяснила женщине всю ситуацию, и они вместе буквально за час собрали необходимые врачебные заключения. Как раз вовремя. Ещё чуть-чуть и она опоздала бы на заседание».
Знакомые?
Знакомые?
«Недавно я узнала, что друзья нашей семьи, которые проживают в другом городе, знают моих настоящих родителей. Тётя Оксана училась в одном классе с моей биологической мамой. Если честно, то у меня нет желания видеть псевдородителей, ведь они сделали свой выбор в пользу бутылки. Нынешняя жизнь меня абсолютно устраивает, я счастлива. Так зачем ворошить прошлое?»
«Недавно я узнала, что друзья нашей семьи, которые проживают в другом городе, знают моих настоящих родителей. Тётя Оксана училась в одном классе с моей биологической мамой. Если честно, то у меня нет желания видеть псевдородителей, ведь они сделали свой выбор в пользу бутылки. Нынешняя жизнь меня абсолютно устраивает, я счастлива. Так зачем ворошить прошлое?»
Она родная, в этом нет никаких сомнений!
Она родная, в этом нет никаких сомнений!
Значимость людей в жизни зависит только от нашего к ним отношения. Если человек будет рядом во что бы то ни стало, то он станет дорогим, родным. Есть люди, с которыми нас связывает родословная, но они могут быть абсолютно чужими. Есть же друзья, которые ближе ко мне, чем некоторые родственники. Ближе не физически, а духовно, ближе к моей душе и всему сокровенному, что есть во мне. Физическая близость ничего не стоит, важен лишь тот, кто может касаться души, и кого ты, главное, не боишься подпускать к ней. То, что нас с Лизой не связывают идентичные ДНК, ровным счетом не значит ничего. Я и Лиза – сёстры, пусть и не кровные, зато самые настоящие. Она близка мне, и я считаю её родной. Лиза поддерживает меня, держит всё моё в себе, это и показывает нашу родственность.
Агата, двоюродная сестра Лизы
Значимость людей в жизни зависит только от нашего к ним отношения. Если человек будет рядом во что бы то ни стало, то он станет дорогим, родным. Есть люди, с которыми нас связывает родословная, но они могут быть абсолютно чужими. Есть же друзья, которые ближе ко мне, чем некоторые родственники. Ближе не физически, а духовно, ближе к моей душе и всему сокровенному, что есть во мне. Физическая близость ничего не стоит, важен лишь тот, кто может касаться души, и кого ты, главное, не боишься подпускать к ней. То, что нас с Лизой не связывают идентичные ДНК, ровным счетом не значит ничего. Я и Лиза – сёстры, пусть и не кровные, зато самые настоящие. Она близка мне, и я считаю её родной. Лиза поддерживает меня, держит всё моё в себе, это и показывает нашу родственность.
Агата, двоюродная сестра Лизы
Лизу я знаю больше десяти лет, и за все эти годы у меня не было повода усомниться в том, что тётя Марина – мама моей подруги. О том, что это не так, мне рассказали в октябре 2017 года. Так как мы с Лизой живём в разных городах, я виделась с ней последний раз в августе. Помню, как тётя Марина ночью сидела и разговаривала с нами, когда мы устроили ночёвку у Лизы. Утром она испекла нам сладкие и сытные пирожки, сказав: "Специально рано встала, чтобы приготовить вам, ведь сегодня я многодетная мама". На тот момент я ещё не знала, однако теперь… Хотя это ничего не меняет. Достаточно видеть, как горят глаза тёти Марины, когда она смотрит на Лизу, улавливать незаметную и тёплую, словно летнее солнце, улыбку на лице женщины, когда дочка начинает ворчать, что её излишне опекают, чувствовать эту всеобъемлющую любовь мамы к своему ребёнку. Так невероятно здорово осознавать то, что эти двое действительно счастливы в своем сокровенном мире. Это дорогого стоит…
Женя, близкая подруга Лизы
Лизу я знаю больше десяти лет, и за все эти годы у меня не было повода усомниться в том, что тётя Марина – мама моей подруги. О том, что это не так, мне рассказали в октябре 2017 года. Так как мы с Лизой живём в разных городах, я виделась с ней последний раз в августе. Помню, как тётя Марина ночью сидела и разговаривала с нами, когда мы устроили ночёвку у Лизы. Утром она испекла нам сладкие и сытные пирожки, сказав: "Специально рано встала, чтобы приготовить вам, ведь сегодня я многодетная мама". На тот момент я ещё не знала, однако теперь… Хотя это ничего не меняет. Достаточно видеть, как горят глаза тёти Марины, когда она смотрит на Лизу, улавливать незаметную и тёплую, словно летнее солнце, улыбку на лице женщины, когда дочка начинает ворчать, что её излишне опекают, чувствовать эту всеобъемлющую любовь мамы к своему ребёнку. Так невероятно здорово осознавать то, что эти двое действительно счастливы в своем сокровенном мире. Это дорогого стоит…
Женя, близкая подруга Лизы
Татьяна Постникова
Автор
E-mail: postnikovatanya01@yandex.ru
Татьяна Постникова
Автор
E-mail: postnikovatanya01@yandex.ru