По заветам Ильича
О родном городе Ленина и о том, чем живет Ульяновск спустя 100 лет после революции
Биография Ленина за одну минуту
Маленький, хрупкий Володя появился на свет 22 апреля 1870 года. Дед его был крепостным крестьянином, отец – инспектор народных училищ Симбирской губернии, действительный статский советник и вообще один из самых уважаемых людей в городе. Семья к моменту рождения второго сына уже давно не бедствовала и, благодаря чину отца, носила дворянский титул.

В 9 лет мальчика отдали в гимназию, где он показывал невероятные успехи. Обладал хорошей памятью, все схватывал на лету и, казалось, не было той науки, где молодой Ульянов уступал своим одноклассникам. В итоге гимназию он окончил с золотой медалью, поступил на юридический факультет Казанского университета и мог спокойно продолжать образование, устроиться потом адвокатом в столицу, продолжить род семьи. Но казнь старшего брата Александра изменила всё.
Новость повергла всех в шок, повлияв больше всего на юный ум Володи Ульянова, теперь твердо решившего во что бы то ни стало совершить революцию в России.

И вместо примерной учебы в университете и престижной должности адвоката, будущий Ленин ищет связи с народовольцами, в числе которых выступал его брат, вступает в кружок Федосеева, за что его отчисляют из университета. Но Владимира это уже не волнует. Чуть позже он, конечно, окончит экстерном юридический факультет Санкт-Петербургского университета, но мысли все его будут заняты только революцией.

Однако и семью ему создать все-таки удалось, благодаря очередной ссылке в 1895. В тот год всех участников «Союза борьбы за освобождение рабочего класса» (организации, созданной Лениным. – примеч. ред.) сослали далеко и надолго, а гражданская жена Ульянова, небезызвестная Н. К. Крупская, хотела, подобно женам декабристов, последовать за своим любимым. Но все было не так просто. Без, как бы сейчас сказали, штампа в паспорте женщину никуда не пускали, вот и пришлось Ленину узаконить свой брак. Несмотря на то, что убежденный социал-демократ Владимир Ильич Ульянов на тот момент уже давно был атеистом, он согласился обвенчаться по всем законам в церкви, официально объявив себя православным.

Далее последовала наполненная весельем и приключениями жизнь «профессионального революционера» Владимира Ильича Ленина. Ссылки, эмиграции, первые съезды партии, выступление на броневике, «рай» в шалаше на берегу Финского залива и, наконец, долгожданная социалистическая революция, свершение которой он сам поручал будущему поколению. Но октябрь 1917 изменил планы Ленина, сделав его главной личностью в России на протяжении следующих 70 лет.

И вот Владимир Ульянов уже вождь мирового пролетариата, первый создатель социалистического государства и главный идеолог красного террора, смотрит с трёхметрового постамента, гордо вытянув руку вперёд.
«Когда был Ленин маленький с кудрявой головой, он тоже», как и 600 тысяч человек сегодня, жил в Ульяновске, который тогда ещё назывался Симбирском. Отец его был порядочным смотрителем губернских школ, мать — домохозяйка.
























«Когда был Ленин маленький с кудрявой головой, он тоже», как и 600 тысяч человек сегодня, жил в Ульяновске, который тогда еще назывался Симбирском. Отец его был порядочным смотрителем губернских школ, мать домохозяйка.

С того момента прошло еще пару десятков лет, наполненных всеобщим замешательством и войнами. А потом случилась Великая Октябрьская социалистическая революция, в которой Владимир Ильич сыграл ключевую ро. Сценарий не самый обыкновенный для семьи государственного служащего в XIX веке.

Во времена советской власти Ульяновск холили и лелеяли. В городе открыли мемориальный центр. Улица, по которой когда-то носилась та самая кудрявая голова, сохранили в точности до отпечатка следа ленинского валенка. Тогда о музеях знали во всех республиках.

Но прошло 100 лет. Со времен революции изменилось многое: успели отправить первого человека в космос, сменить власть, провести две олимпиады и даже изобрести Ё-мобиль. Неизменным остается лишь застрявший во времени Ульяновск, музеи которого уже не так популярны. В каком состоянии Ленинские места, и посещает ли их кто-нибудь теперь? Чтобы это проверить, отправляемся в Ульяновск.
С того момента прошло еще пару десятков лет, наполненных всеобщим замешательством и войнами. А потом случилась Великая Октябрьская социалистическая революция, в которой Владимир Ильич сыграл ключевую роль.Сценарий не самый обыкновенный для семьи государственного служащего в XIX веке.

Во времена советской власти Ульяновск холили и лелеяли. В городе открыли мемориальный центр. Улица, по которой когда-то носилась та самая кудрявая голова, сохранили в точности до отпечатка следа ленинского ва
ленка. Тогда о музеях знали во всех республиках.

Но прошло 100 лет. Со времен революции изменилось многое: успели отправить первого человека в космос, сменить власть, провести две олимпиады и даже изобрести Ё-мобиль. Неизменным остается лишь застрявший во времени Ульяновск, музеи которого уже не так популярны. В каком состоянии Ленинские места, и посещает ли их кто-нибудь теперь? Чтобы это проверить, отправляемся в Ульяновск.
Карта похождений нашего корреспондента
Домик Ленина
Откройте карту и прогуляйтесь по улице Ленина, ощутите атмосферу Ульяновска! Жмите на ссылку!
Улица Ленина или, как она называлась раньше, Московская, если и не сохраняет свой первозданный вид, то по своему стилю максимально приближена к концу XIX века. От ленинских времён её отличает только ряд деревьев, высаженных по краю тротуара, и несколько зданий, разбавляющих деревенские избушки и мемориальные доски.

За первые девять лет проживания в Симбирске, пока Ульяновы не купили собственный дом на Московской улице, они переезжали шесть раз. Семья жила практически в каждом доме на этой улице. В первом доме – с 1877-го по 1878-й, во втором – с 1878-го по 1879-й, в третьем – с 1879-го по 1880-й. Каждое из этих зданий теперь охраняется государством и специальной табличкой с информацией о том, что здесь когда-то Илья Николаевич вместе с Володей и остальной семьёй вели свой быт. Позже будут шалаши на Финском заливе и квартиры в Петрограде, но свои первые дни Ульянов провел именно здесь.


В трёх квартирах организованы музеи семьи Ульяновых. Самый главный – домик Ленина, получивший свое название благодаря тому, что был собственностью семьи. Затем – дом, где родился Володя, и дом, в котором на свет появился его младший брат Дмитрий. Каждое из зданий сохранилось. Реставрации, конечно, не избежали. С оконных ставень свисают провода. В остальных домах на той улице теперь расположены краеведческие музеи Ульяновска: мелочная палата, где в конце XIX столетия велась торговля, музей симбирского быта... На противоположной стороне улицы располагается музей пожарной части.

Дохожу до домика Ленина. На вид – обыкновенная, как и все на этой улице, избушка. Однако выглядит она хорошо. Доски не прогнили, дом чистый и не покосился, стоит ровно, будто на дворе еще XIX век, а в самом доме ещё никто не успел поселиться.

Место "стражника" музея
Место "стражника" музея
Внутри же всё иначе. Первое помещение – это ещё не сам музей-квартира, где некогда ступали валенки Володи Ульянова, а импровизированная прихожая бывшего жилого дома. Вместо незнакомого нам запаха старины, в комнате пахнет обычной пылью, осевшей на потёртых фанерных полках.

В одном углу стоит старый громоздкий телевизор, транслирующий сериал по «России 1», в другом – разваливающееся кожаное кресло на деревянных ножках. По всему периметру комнаты пыльные советские стеллажи, а около них на стульях сидят сморщившиеся то ли от времени, то ли от моего прихода бабушки.

Сам же дом, как бы сильно ни старались работники сделать его ленинским, каким он был во времена жизни в нём семьи, сильно отдаёт чем-то советским. В сенях то же самое кресло, скамейки, сильно потрёпанные временем. Передо мной сидит бабушка и, оторванная от телевизора моим покашливанием, начинает впопыхах рассказывать обо всех достоинствах музея.
Складывалось ощущение, будто я первый посетитель за огромный промежуток времени, и смотрительница просто забыла, как вести экскурсию
Людей внутри, кроме меня, нет. Можно было бы прийти и расположиться там на постой, если бы сзади не ходила конвоем бдительная старушка. Она робко иногда что-то подсказывала насчёт того или иного экспоната: «Это… сундук матери Ульяновых», «А… это…это личная вещь Александра». Складывалось ощущение, будто я первый посетитель за огромный промежуток времени, и смотрительница просто забыла, как вести экскурсию.

Сам же музей показался однообразным. Квартира, как квартира. Дом, как дом, и даже комната самого Владимира Ильича не отличалась от других, кроме растянутой поперёк входа от стены до лестницы верёвкой, запрещающей вход. По всему музею расстелены пыльные красные с белыми полосками ковры. После я заметил их в каждом из посвящённых Ленину музеев. Видимо, именно от ковров везде и отдавало «Советами».

̶ Знаете, пока никого нет, давайте я покажу вам зимнюю кухню, ̶ предложила моя спутница и коварно улыбнулась. Сказано было с интонацией полупреступления, но это заставило меня относиться к ней не как к надзирательнице за казённым имуществом, а как к доброй бабушке-вахтёрше. После кухни, которая, кстати, не представляла из себя ничего особенного, работница музея отворила импровизированную верёвочную дверь в гостиную Ульяновых и даже дала поиграть в их шахматы.

Несмотря на видимое бунтарство и развязность добродушной тётушки, атмосфера всё равно оставалось странной. Приходя в любой музей в Петербурге, чувствуешь свою причастность к общему делу. В одной стороне зала рассказывает что-то экскурсовод, в другой – задаёт вопрос любопытный турист. В домике Ленина чувствуешь лишь какое-то одиночество гостя, который нанёс визит хозяевам в то время, когда их не было дома.

При выходе из музея сталкиваюсь с одной влюблённой парой, решившей просветиться. Больше никого в домике Ленина не предвиделось. Да и в остальных музеях особого ажиотажа не наблюдалось. Несмотря на то, что для привлечения посетителей на улице распечатаны и расклеены огромные, стилизованные под минимализм карты, несмотря на то, что улица Ленина и сами музеи продолжают поддерживаться в надлежащем состоянии, в них нет толп туристов, жаждущих увидеть личные вещи великого вождя.
Дом, в котором родился вождь
Здесь вы найдёте панорамное изображение улицы и дома, в котором родился Ленин
После я направился в дом, в котором родился вождь прошедшей сто лет назад Великой революции. Попасть внутрь оказалось не так уж и просто. Весь мемориальный центр с недавних пор из-за готовящегося ремонта обнесён забором, и просто так приблизиться к этому зданию нельзя. Чтобы туда попасть, необходимо сначала обратиться в кассу самого комплекса, чтобы одна милая старушка позвонила другой не менее милой, которая и должна была бы открыть мне дверь. Цепь длинная, но так и произошло.

На входе калитку мне открыла пожилая женщина и, попутно рассказывая про сам музей, довела до входа. Вход в дом сделан очень неудобно. За порогом я сразу же оказался на крутой лестнице, где путь наверх был загорожен стулом, а спускаться вниз было немного опасно. Но настойчивые и убедительные толчки экскурсовода всё-таки спустили меня вниз.
Вокруг ни очереди, ни хотя бы нескольких желающих посетить дом
За всё время посещения музеев в Ульяновске меня поразила доверчивость музейных работников. Они легко верили на слово, что я школьник, хотя ещё при входе были уверены, что я оканчиваю университет, после недолгого убеждения продавали льготный билет по сниженной цене и отпускали на экскурсию. Иногда казалось, скажи я, что из детского садика, то они бы со скрипом, но всё-таки поверили мне, впустив внутрь бесплатно. Зато фотосъёмка практически везде платная. За несколько кадров приходится платить 100 рублей. Вот и считаем: 50-150 входные плюс 100 за фотографию.

Наверху, где раньше жили Ульяновы и родился сам будущий вождь революции, те же столы, те же самые диваны, игрушки, которые были и в домике Ленина. Вход стоил 50 рублей, а сама выставка и инсталляция выглядят на 10. Но, как уверяет меня очередная вахтёрша, люди ходят: «Раньше у нас здесь отбою не было. А как поставили забор, посетителей стало меньше». Действительно, меньше. Вокруг ни очереди, ни хотя бы нескольких желающих посетить дом.
Рабочий стол Ильи Николаевича Ульянова
Вся обстановка состоит из небольшой прихожей, кабинета отца и располагающихся по краям комнат, закрытых для прохода старой верёвкой так, что без хорошего изгиба легкоатлета, прыгающего в высоту, увидеть ничего не удастся. Выглядит чисто: диваны, стол, чернильницы, лампадки. Почти всё подлинное и сохранилось ещё с тех времён.

Особую ценность дома представляет потёртая от времени икона Божьей Матери. Осмотр всей экспозиции занимает не больше десяти минут, во время чего уже другая внешне, но все та же, каких в ульяновских музеях много, смотрительница кропотливо пытается что-то подсказать и показать, иногда даже захлёбываясь гордостью за собственный музей.
Рабочий стол Ильи Николаевича Ульянова
Вся обстановка состоит из небольшой прихожей, кабинета отца и располагающихся по краям комнат, закрытых для прохода старой верёвкой так, что без хорошего изгиба легкоатлета, прыгающего в высоту, увидеть ничего не удастся. Выглядит чисто: диваны, стол, чернильницы, лампадки. Почти всё подлинное и сохранилось ещё с тех времён.

Особую ценность дома представляет потёртая от времени икона Божьей Матери. Осмотр всей экспозиции занимает не больше десяти минут, во время чего уже другая внешне, но все та, каких в ульяновских музеях много, смотрительница кропотливо пытается что-то подсказать и показать, иногда даже захлёбываясь гордостью за собственный музей.
Чувствуешь лишь какое-то одиночество гостя, который нанёс визит хозяевам в то время, когда их не было дома
В следующей квартире пожилые женщины уже не те. Они предстают в виде знающих своё дело экскурсоводов и, узнав, что я из Питера, не упускают возможности подстегнуть незнанием имён родителей Ленина или даты его возвращения в Россию.

Сам музей – обыкновенная квартира. Верёвки, не пускающие никуда, кроме коридора, бесконечные советские ковры, заказанные, видимо, когда-то оптом и нашедшие своё применение во благо культуры. Те же чернильницы, столы. Отличает от других это помещение только особое внимание к жизни матери. Её комната и слова экскурсовода, постоянно прижимающей руку к сердцу, дают понять: это памятник материнскому подвигу. «В ту комнату потом пройдите, поклонитесь Марье Александровне. Это обязательно», ̶ говорит сопровождающая и отпускает меня, продолжая утомлёнными глазами смотреть вслед.

По словам Веры Павловны, одного из экскурсоводов этого музея, гостей к ним приходит много, только я выбрал неудобное время для визита: «В выходные дни вообще отбоя нет, еле успеваем причёски поправлять, а уже заходит новая группа». В последнем музее мне не повезло: гимназия, в которой учился Владимир Ильич (там хранится наибольшее количество подлинных предметов), оказывается частично на ремонте.
Захожу я туда аккуратно. В помещении резко отдаёт свежей краской, и снова ни души. Экскурсоводы сидят за столом в своей комнате, и, как мне стало понятно из-за их лёгкого замешательства и суеты, совсем никого не ждут.
В музее пугающе тихо. Шаги отдают эхом по всему помещению
̶ Часто у вас здесь ремонт? – спрашиваю я после первых приступов головной боли, вызванной резким запахом краски.
̶ Довольно. Предыдущий был в прошлом году. Сейчас вот опять понадобилось подкрасить стены внизу, поэтому сейчас у нас доступен только второй этаж.

Наверху меня ждали три классные комнаты. «Здесь Владимир Ильич Ленин учился с 1877-го по 1885-й. Здесь Владимир Ильич Ленин сдавал экзамены», ̶ гласили таблички на стенах комнат, давая ясно понять, что Ленин действительно здесь был. В музее пугающе тихо. Шаги отдают эхом по всему помещению. Не даёт соскучиться только ещё одна вахтёрша.

Женщина пытается рассказать обо всём, настаивает на том, что я должен обязательно вернуться с группой и пройти экскурсию, которую отлично проведёт Татьяна Александровна. Кивая и давая понять, что охотно ей верю, начинаю медленно продвигаться к выходу.
̶ Вот эти парты, карандаши, чернильницы, картины ̶ всё сохранилось с тех времён. За этими партами сидели гимназисты.
̶ Интересно… ̶ неловко говорю я, всё ближе и ближе двигаясь к выходу
От Ильича до наших дней
Жмите на карту и окажетесь прямо перед Мемориальным центром!
Мемориальный центр имени В. И. Ленина, расположенный в самом центре Ульяновска, является главной симбирской достопримечательностью. Построен был к столетию рождения Ленина и включает в себя, не смотря на исключительно красные интерьеры и те злополучные ковры, которыми покрыт каждый из посещённых мной музеев, историю всего государства, начиная с Великой революции и заканчивая сегодняшним днём.

Вход найти туда так же сложно, как добиться входа в дом, где родился Ленин. Совсем недавно здание было обнесёно забором, поэтому вместо привычного входа через площадь с красивым поющим фонтаном мне пришлось делать приличный крюк.
̶ Здравствуйте, извините, пожалуйста, а вы не подскажите, как пройти в сам музей? – спрашиваю я у тётушки-маляра, усердно красящей крыльцо.
̶ Вам туда, ̶ показывает она влево.

После долгих поисков в указанном направлении обнаруживаю, что идти-то нужно было направо. Ошибка досадная, но найти вход всё-таки удалось. Внутрь вхожу с опаской. Подозрительная тишина явно намекает: мальчик, музей закрыт. Но улыбающееся лицо охранника, сидящего в уголке рядом с бюстом вождя, опровергает эти слова и как бы приглашает войти меня внутрь.

̶ Здравствуйте, можно, пожалуйста, билет? – говорю бабушке, сидящей за стойкой информации.
̶ Да, конечно, вам обыкновенный или с экскурсией?
̶ А у вас есть аудиогид? – радостно спрашиваю я в надежде на то, что хоть где-то получу какую-нибудь информацию.
̶ Аудиогида нет, но вот экскурсия – 1000 рублей.
̶ Хм, спасибо большое, но мне обычный.

Впрочем, обычный тоже стоил немало. Сам билет и разрешение на фотосъёмку, которое очень любят продавать в Ульяновске, обошлись мне в 250 рублей. Для сравнения: посетить Эрмитаж я могу бесплатно. В Русский музей входной можно купить за 200.

Внутри всё снова, как и много раз до этого, напоминает об СССР. Правда, в мемориале это ощущение не вызывает какого-то смешения или неуместности. Музей и вправду советский, и со времен «союза нерушимых» туда добавились лишь интерактивные доски, на которых можно смотреть документальные ролики.

̶ Здравствуйте, можно, пожалуйста, билет? – говорю бабушке, сидящей за стойкой информации.
̶ Да, конечно, вам обыкновенный или с экскурсией?
̶ А у вас есть аудиогид? – радостно спрашиваю я в надежде на то, что хоть где-то получу какую-нибудь информацию.
̶ Аудиогида нет, но вот экскурсия – 1000 рублей.
̶ Хм, спасибо большое, но мне обычный.
Впрочем, обычный тоже стоил немало. Сам билет и разрешение на фотосъёмку, которое очень любят продавать в Ульяновске, обошлись мне в 250 рублей. Для сравнения: посетить Эрмитаж, куда очередь выстраивается от входа и до Александрийского столпа, для меня будет бесплатно. В Русский музей входной можно купить за 200.

Внутри всё снова, как и много раз до этого, напоминает об СССР. Правда, в мемориале это ощущение не вызывает какого-то смешения или неуместности. Музей и вправду советский, и со времен «союза нерушимых» туда добавились лишь интерактивные доски, на которых можно смотреть документальные ролики.
Среди бесконечных витрин мемориала чувствуешь себя маленьким мамонтёнком, потерявшим свою маму. Здание впечатляет своими размерами. Сам по себе музей ̶ один огромный зал, похожий на павильон Ленэкспо, наполненный различными экспонатами, инсталляциями и диорамами. И во всем этом огромном пространстве я был совершенно один. Ни одного голоска, ни одного шороха. Я фотографировал и старался максимально тихо ходить по ковру, но всё равно возникало какое-то странное ощущение, что нарушаю покой мирно отдыхающих вахтёрш.

Через несколько минут понимаю, что без экскурсовода внутри делать нечего. Все стеллажи представляются лишь непонятным и случайным набором книг и записей, которые без голоса человека никак не оживают в голове. «Книги, принадлежавшие Ленину в такой-то период его жизни», ̶ сами по себе они теперь не интересны. Сегодня Ленин лишь один из персонажей российской истории, а не вождь народов и материализованный в мавзолее Бог. Сейчас всему этому необходимо придать интерактивности. Может, тогда и потянется народ?
̶ А много к вам приходят вообще? – спрашиваю у Людмилы Осиповой, экскурсовода Ленинского мемориала.

̶ Когда как, знаете, ̶ отвечает она, легко опуская глаза вниз, как бы вспоминая те дни, когда Мемориал посещали безостановочно. – Иногда провожу три экскурсии в день. Иногда ни одной. Все зависит от погоды и от самого дня. В выходные, конечно, больше, по будням – меньше.

̶ А как с иностранцами?

̶ Неплохо. Приезжают многие на пароме по Волге, заходят сюда, так как недалеко от речного вокзала. Недавно были мексиканцы, а так вообще, на моей памяти, и англичане, и немцы, и испанцы, и итальянцы заглядывали. Но особенно нас любят китайцы. Заметили, наверное, по всему городу надписи на китайском? Это у нас теперь любят делать даже в ресторанах и кафе. Так вот некоторые из них даже заказывают у нас церемонию посвящения в пионеры: стоят, плачут во время неё. Надеюсь, что от счастья.
Культ вождя давно уже забыт и живёт только лишь в головах вахтёрш
Где эти иностранцы, мне непонятно, ведь за месяц пребывания в городе и прогулок по центру и другим районам не видел ни то, что ни одного мексиканца, но даже ни одного китайца, которых, судя по многочисленным иероглифам на асфальте и на вывесках зданий, в Ульяновске очень сильно ждут. Зарубежных туристов нет ни на главной площади перед мемориалом, ни в торговых центрах, ни в других музеях города, поэтому можно сделать два вывода: либо их там действительно нет, либо просто я плохо смотрел. А так как со зрением у меня всё хорошо, остаётся только первый вариант.

Через некоторое время догоняю какие-то две группы, но группами их можно назвать с большой натяжкой. В одной – мама, папа и 7-летняя дочка, как и я, постоянно ищущая пристанища на скамейках, в другой – компания из нескольких пожилых людей. Присоединившись к семье, экскурсию у которой вела молодая девушка в очках, расстанавливающая паузы после каждого слова, будто Дмитрий Нагиев, долго задерживаться не стал. Рассказ интересный, но слишком однообразный, как в целом и сам музей.

Стеллажи, стеллажи, стеллажи, витрины, самолёт, подвешенный к потолку, флаги, стеллажи, стеллажи, витрины. Ритм этот повторяется на протяжении всего моего путешествия. Единственным, что выделяется из общего ряда стеллажей и витрин, стал зал, посвящённый 1917 году, украшенный красными флагами, агитационными лозунгами и большевистской символикой.
Раньше всё это пользовалось спросом – Ленин, партия, война. Для того, чтобы поразить посетителя, было достаточно и простой книги, которую держал в руках вождь. Сегодня всё не так. Культ вождя давно уже забыт и живёт только лишь в головах вахтерш. Ленинскому мемориалу, как и всем ульяновским музеям, нужен не ремонт, на который так усердно выделяются деньги правительством. Им нужна модернизация. Поставить больше интерактивных досок с инфографикой и документальными фильмами, закупить аудиогидов и продавать экскурсии не по 1000 рублей, а по 100. Снижение цен до всероссийских точно приведёт внутрь много посетителей.

Но сейчас, заходя в очередной ульяновский музей, не попадаешь ни в XIX век, ни в 1917-й год. Они будто застряли в советских временах, остались такими, какими были в 70-е, 80-е года прошлого века. Пыльные, старые, скучные. Толпы пойдут только тогда, когда музеи в Ульяновске перестанут производить впечатление старой бабушкиной квартиры с ковром на стене. А пока… Пока их посещают лишь воображаемые мексиканцы и китайцы.
А вы хотели бы побывать в Ульяновске, чтобы узнать больше про В. И. Ленина?
Результаты опроса, проведенного в социальной сети "Вконтакте". В опросе участвовало 167 человек.
52%
Да
30%
Нет, мне это не интересно
18%
Нет, я могу почитать о нём в учебниках и Интернете
А вы хотели бы побывать в Ульяновске, чтобы узнать больше про В. И. Ленина?
Результаты опроса, проведенного в социальной сети "Вконтакте". В опросе участвовало 167 человек.
52% - Да
30% - Нет, мне это не интересно
18% - Нет, я могу почитать о нём в учебниках и Интернете
Швейцарский Ленин
Туристическая память о вожде мирового пролетариата
Ангелина Федорова
Были и байки про любовников Крупской, которые якобы финансировали деятельность Ульянова
Лет пять назад была с туристической группой в Швейцарии. Естественно, что экскурсовод в своём рассказе делал упор на русских деятелей политики и культуры, показывал почти фольклорные места. Например, когда проезжали через Альпы, рассказывал о Суворове. Но больше всего за эту двухдневную поездку мы услышали о Ленине. Не знаю, от чего зависел выбор: от возраста экскурсантов (40+) или от скандальности этой фигуры в представлении «русских швейцарцев».

В России вы точно не услышите таких рассказов, которые услышала тогда наша группа, всё-таки на нашей родине к Ленину относятся с пиететом, оставшимся с советского времени. Были и байки про любовников Крупской, которые якобы финансировали деятельность Ульянова, и про то, что он европейский агент, который должен был развалить Россию, но потом полюбил её всем сердцем. Про то, что вся его дореволюционная биография – выдумка, что он не был в России до 1917-го и много ещё всего. В общем, только историк мог разобраться, какие из этих рассказов имеют право назваться правдой и что из этого – полнейший бред.

Кульминацией ленинской линии экскурсии стало посещение квартиры, в которой Ильич жил перед отъездом в Россию. Ну как посещение? Нас подвели к гранитной табличке на немецком, мол, здесь жил «вождь российской революции». И всё. В саму квартиру не зайти, там живет обычная швейцарская семья, которой нет особого дела до того, кто и когда там жил. Конечно, они читали табличку у своего окна, и редкие туристы иногда стучатся в их дверь, но для них это всего лишь жилплощадь.

Ангелина Федорова
Лет пять назад была с туристической группой в Швейцарии. Естественно, что экскурсовод в своём рассказе делал упор на русских деятелей политики и культуры, показывал почти фольклорные места. Например, когда проезжали через Альпы, рассказывал о Суворове. Но больше всего за эту двухдневную поездку мы услышали о Ленине. Не знаю, от чего зависел выбор: от возраста экскурсантов (40+) или от скандальности этой фигуры в представлении «русских швейцарцев».

В России вы точно не услышите таких рассказов, которые услышала тогда наша группа, всё-таки на нашей родине к Ленину относятся с пиететом, оставшимся с советского времени. Были и байки про любовников Крупской, которые якобы финансировали деятельность Ульянова, и про то, что он европейский агент, который должен был развалить Россию, но потом полюбил её всем сердцем. Про то, что вся его дореволюционная биография – выдумка, что он не был в России до 1917-го и много ещё всего. В общем, только историк мог разобраться, какие из этих рассказов имеют право назваться правдой и что из этого – полнейший бред.

Кульминацией ленинской линии экскурсии стало посещение квартиры, в которой Ильич жил перед отъездом в Россию. Ну как посещение? Нас подвели к гранитной табличке на немецком, мол, здесь жил «вождь российской революции». И всё. В саму квартиру не зайти, там живет обычная швейцарская семья, которой нет особого дела до того, кто и когда там жил. Конечно, они читали табличку у своего окна, и редкие туристы иногда стучатся в их дверь, но для них это всего лишь жилплощадь.

Были и байки про любовников Крупской, которые якобы финансировали деятельность Ульянова
Зато на первом этаже здания продаётся всевозможная белиберда: от кубика Рубика до разноцветных бюстов самого вождя. Точно не сравнить с российскими музеями, мемориалами, памятниками в полный рост на площадях почти в каждом городе и октябрятскими значками, которые всё ещё продаются на блошиных рынках.

Как вы считаете, нужно ли сохранять все музеи, посвященные В. И. Ленину?
Результаты опроса, проведенного в социальной сети "Вконтакте". В опросе участвовало 158 человек.
53%
Да, мы должны оставить их нашим потомкам
39%
Нет, нужно избавляться от культа Ленина, оставлять только действительно информативные музеи
8%
Нет, другие причины
Как вы считаете, нужно ли сохранять все музеи, посвященные В. И. Ленину?
Результаты опроса, проведенного в социальной сети "Вконтакте". В опросе участвовало 158 человек.
53% - Да, мы должны оставить их нашим потомкам
39% - Нет, нужно избавляться от культа Ленина, оставлять только действительно информативные музеи
8% - Нет, другие причины
Мнения
Денис Москвин, 17 лет
Ленин, как Александр Невский. Уже скорее символ-личность, а не человек из истории. Памятник Ленину - символ социализма, который не достроили, но попытались. А столько музеев не нужно из-за убыточности. Сливать с музеями истории края или города, но полностью отметать эту страницу истории нельзя.
Сергей Афонькин, 45 лет
Музеи Ленина надо сохранять, так как это наша история, которую полезно знать. У России были чёрные и белые периоды, они одинаково важны, должны в равной мере освещаться. Вот иго на Руси татаро-монгольское — это чёрный период, как и революция, период правления Ленина. И это такая же история, как и Вторая Мировая война, о которой всегда говорят. Например, мой сын, Николай, которому 14 лет, о войне знает, а о Ленине нет. Я считаю, что это неправильно. Конечно, нужны музеи Ленина, как и любого другого правителя, чтобы такие же люди, как мой сын, знали о них.
Валерия Рыбакина, 21 год
Каждое памятное место по-своему особенно и важно, но такое ощущение, что люди по максимуму пытаются выжать соки из советского прошлого нашей страны. Конечно, сохранять музеи, посвящённые такой масштабной фигуре, как Ленин, - необходимо, чтобы история оставалась не только на страницах скучных учебников, но и была чем-то реальным, к чему можно прикоснуться. Я считаю, что качество лучше количества. И если в том же Ульяновске под эгидой старых, «потрёпанных» музеев откроется одна масштабная современная выставка, то от этого выиграют все: и мы, как избалованные большими городами посетители, и сам город, который станет интересен не только парочке заблудших китайских туристов.
Если бы знать
Последний раз по симбирской земле Ленин ступал 130 лет назад, в 1887 году. Изменилось с этого момента многое, но память о нём, особенно при советской власти, хранилась и хранится до сих пор. Улицы, музеи, тематические уроки в школе. Многое, если не всё, со времён Ленина осталось и в Петербурге. Так где же память о Владимире Ильиче хранится лучше? Проверяем знания горожан о Ленине.
Ульяновск
По улицам Ульяновска молодёжь ходит редко. Больше пенсионеров или людей среднего возраста, вышедших за порог, чтобы купить пакет молока и булки на завтрак. А когда родился Ленин? Пытаемся узнать у жителей города. «Это вы меня спрашиваете, молодой человек? – говорит женщина 70-ти лет. – Я при советской власти прожила почти всю свою жизнь. 22 апреля 1870 года». И таких, кто так же безоговорочно называл дату рождения вождя, было много.

Кто-то ошибался с годом. Кто-то вместо 22-го говорил 20-е и с полной уверенностью в правильном ответе, не слушая уже никаких моих комментариев, направлялся дальше.

- Вы хоть сами знаете, кто это? – с ухмылкой спросил меня мужчина 45-и лет.

- Знаю. А вы?

- Хм, кто-кто, да хрен это лысый. Вот кто. Но день рождения у него 22 апреля, как сейчас помню, – сказал он и, смеясь, пошёл дальше.

Были и те, которые, как и когда-то русская интеллигенция революцию, опрос принимали не самым лучшим образом. «Это вы всё облить грязью хотите великого человека. Знаем мы вас, журналистов этих. Польёте его, как из шланга, а потом и не при делах», – ворчал тучный хромой мужчина лет 60-ти, несмотря на все уверения в том, что это учебное СМИ, да и вообще к Ленину я отношусь положительно.

В итоге количество правильных и неверных ответов было примерно поровну, хотя маленький перевес в положительную сторону всё-таки есть.
Санкт-Петербург
В колыбели революции результаты гораздо хуже. Не сказать, что совсем никто не знает, когда родился Ленин, но лишь четверть из опрошенных ответили правильно. И все они были пожилого возраста.

И если в Ульяновске молодых на улице встречаешь не часто, то в Петербурге молодёжи на улицах выше крыши. Около «Галереи», на Дворцовой. Однако постоянно находясь там, где толпа штурмовала Зимний, никто из них не знает, когда родился Ленин. Молодёжь только громко смеялась и шла дальше, порой просто игнорируя мой вопрос, порой громко смеясь и шутя: «Когда-то в 1703. Вон бар, наверное, в честь него». Правильного ответа вовсе не знали.

- А зачем мне это? – спросил меня один из группы молодых парней, шедших по Невскому.

- Для эрудиции, – отвечал я, не получая ничего взамен.
Официальный сайт ленинского мемориала
Здесь вы можете получить подробную информацию о музеях, выставках и мероприятиях
Над проектом работали
Богдан Хилько
Текст, фото
Ангелина Федорова
Текст, вёрстка
В оформлении использована картина Казимира Малевича "Скачет красная конница..."
Поделитесь проектом в соц.сетях