«Я не Дон-Кихот,
я Ленский»
Сейчас Владимир Малахов признан Международным советом по танцу лучшим танцором столетия,
но так было не всегда.
В самом начале карьеры артиста балета не приняли в труппу Большого театра якобы из-за отсутствия московской прописки — он приехал
из Кривого Рога.
А в начале 90-х годов Владимир Малахов эмигрировал заграницу и
с тех пор работает в лучших мировых театрах.

Владимир Малахов:
«У меня нет идеала в балете, но был в опере»

Прима-балерина Мариинского театра и Американского театра балета Диана Вишнёва
Прима-балерина Берлинского национального балета Надежда Сайдакова

Сейчас Вы часто являетесь членом жюри на разных конкурсах, но продолжаете ли вы танцевать?
Да, но не так часто. Теперь я могу выбирать: у меня уже не тот возраст, но без сцены трудно. Как-то получается то пусто, то густо. В основном тренируюсь, делаю упражнения на полу, поддерживаю физическую форму. Не часто бывает возможность выходить на сцену, но, когда появляется, то с удовольствием её использую.
Какие партии Вы не стали бы танцевать?
Сейчас пошли такие люди, которые сначала смотрят, а потом говорят: «Нет, этого я танцевать не стану». В моё время не было выбора, но было желание пробовать. Я был материалом для хореографов в той или иной постановке и тем самым развивался как артист.

Я пробовал все роли, но какие-то танцевал просто ради галочки. Например, в спектакле «Дон Кихот»: я не Базиль. Я  не характерный, а скорее лирический танцовщик: принц голубых кровей или комедиант.

Была одна история: я очень хотел станцевать Евгения Онегина в одноимённом балете. Но по своему типу я Ленский, и все видели его во мне. И вот в конце моей карьеры люди, которым принадлежали права на хореографию, предложили мне станцевать роль Онегина. На что я ответил им: «Знаете, уже поздно, поезд ушёл, больше не хочу». Почему? Они говорили, что я буду всю жизнь Ленским, так пусть таким красивым и шикарным Ленским и останусь.
Как Вы готовитесь к роли?
Мне помогают сцена и партнёрша. Например, в «Ромео и Джульетте» я никогда не выйду в образе Ромео как принц. Это совершенно разные персонажи, Ромео не должен быть голубых кровей. У него бесспорно есть фамильное древо, но по своему поведению он скорее мальчишка.

Каждый спектакль уникален. Я же не робот — всегда ищу и каждый раз нахожу какие-то новые моменты. Я не готовлюсь, всё получается импровизационно. Например, раньше в постановке я целовал руку партнёрши, а теперь беру её за лицо. Меняются лишь какие-то краски, но не сам образ.

Конечно, когда я только начинал танцевать собственные роли, то готовился заранее. Выходил на репетицию и делал всё на 200%. Вживался в роль для того, чтобы на сцене чувствовать себя «в своей тарелке». Некоторые говорят: «А я потом добавлю образ», а когда выходят на сцену, то теряют больше чем 100%, потому что они видят перед собой свет, декорации, публику — это сжирает многое. Я всегда объясняю своим ученикам: «Вы должны репетировать как будто это уже спектакль. На репетицию вышел: всё — ты уже какой-то персонаж. Потом, на спектакле, вам будет легче».

Чему Вы хотите научить своих учеников?
Танцовщики все разные, особенно дети. Их сначала нужно увидеть, познакомиться, разглядеть тот потенциал, который у них есть, и только потом разговаривать с ними на тему того, что им нужно исправлять и как следует работать. Важно объяснить какие-то маленькие нюансы, которые они, может быть, и не узнают сами, не поймут: почему, как и зачем это нужно делать.

На кого Вы хотели бы быть похожи?
У меня нет идеала в балете, но был в опере. Это певица Мария Каллас. Я всегда говорил, что хочу танцевать так же чисто, так же красиво, как она поёт. Любовь к опере привил мой педагог Пётр Антонович Пестов. Он нас развивал не только физически, но и интеллектуально. Мы ходили в музеи, знакомились с историей, мифами Древней Греции и оперой… Уже в детском возрасте я начал интересоваться этим.
Может Вы хотите поработать с каким-нибудь хореографом?
Тяжёлый вопрос. Мне кажется, у меня сбылась мечта познакомиться с теми хореографами, балеринами и той хореографией, которые мне помогали. Наверное, я уже со всеми поработал. Конечно, я не мог работать ни с Джоном Крэнко или Кеннетом Макмиллан. Танцевал их хореографию, но они старше и уже давно ушли из жизни. С другими же хореографами такими как Ролан Пети, которых тоже уже нет в живых, мне всё-таки удалось поработать.

Хореографы
Кеннет Макмиллан
(1929-1992)
Британский артист балета и балетмейстер
Ролан Пети
(1924-2011)
Французский танцовщик и хореограф
Джон Крэнко
(1927-1973)
Английский артист балета и балетмейстер
Хореографы
Кеннет Макмиллан
(1929-1992)
Британский артист балета и балетмейстер
Ролан Пети
(1924-2011)
Французский танцовщик и хореограф
Джон Крэнко
(1927-1973)
Английский артист балета и балетмейстер

Какие различия существуют между американской, русской и европейской балетными школами?
Их нельзя сравнивать — каждая из них хороша по-своему: где-то акцент делается больше на чистоту движений, где-то на руки, а где-то на пластику. Поэтому, когда я приехал на Запад, мне, танцовщику русской школы, стало интересно взять какой-то кусочек Запада, чтобы потом соединить русскую школу и западную хореографию.

Поначалу было трудно перестроиться. Нужно было держать себя в ежовых рукавицах, ведь прежде я никогда не танцевал босиком, а это совершенно другие ощущения. Разницу можно почувствовать, когда после танца босиком одеваешь балетные туфли.
Какие различия существуют между американской, русской и европейской балетными школами?
Их нельзя сравнивать — каждая из них хороша по-своему: где-то акцент делается больше на чистоту движений, где-то на руки, а где-то на пластику. Поэтому, когда я приехал на Запад, мне, танцовщику русской школы, стало интересно взять какой-то кусочек Запада, чтобы потом соединить русскую школу и западную хореографию.

Поначалу было трудно перестроиться. Нужно было держать себя в ежовых рукавицах, ведь прежде я никогда не танцевал босиком, а это совершенно другие ощущения. Разницу можно почувствовать, когда после танца босиком одеваешь балетные туфли.
Все ли классические балеты можно переделать на современный лад?
Все, главное должна быть интересная идея. Есть хореографы, которые сделали только для того, чтобы сказать: «Я делаю «Лебединое озеро»». А как, почему, зачем?

Ещё важно помнить, что когда ты переделываешь классическую версию и добавляешь в неё что-то своё — это одно. Но если ты хочешь сделать что-то уникальное, тогда нужно полностью менять идею и хореографию. Например, Матс Эк сделал лебедей полностью лысыми, а вот Мэтью Борн создал мужское «Лебединое озеро».

Мне всегда было интересно посмотреть на мир чужими глазами. Бывает, мне не понравится какая-то хореография и потом пробую понять, как бы отреагировал на ту же самую постановку, будь я другим человеком. У каждого есть своё мнение, свой вкус и взгляд. И каждый должен сам посмотреть и решить для себя, нравится ему или нет.

Хореографы
Матс Эк
(р.1945)
Шведский танцовщик, хореограф и театральный режиссёр
Мэтью Борн
(р.1960)
Английский хореограф и режиссёр
Хореографы
Матс Эк
(р.1945)
Шведский танцовщик, хореограф и театральный режиссёр
Мэтью Борн
(р.1960)
Английский хореограф и режиссёр

Фото:
Образовательный центр «Сириус»

С артистом балета общалась
Настя Туркина
Текст, вёрстка