Дмитрий Анатольевич Клочко служит в 5-ом литовском уланском полку четыре года. Об отношении к СССР, о прадеде вице-адмирале и о самом главном для реконструктора читайте в этом интервью.
— Сколько лет вы занимаетесь реконструкцией?
— Участвую с 2014.

— Почему решили заниматься?
—Я вырос в Петербурге, а жить в Питере и не заниматься историей невозможно – она там с каждой парадной на тебя смотрит. С 12 лет я занимался коллекционированием и раскрашиванием солдатиков, изучал военную форму. В определенный момент захотелось примерить и на себя. Но всю молодость я провел в Украине, где практически не было дореволюционной реконструкции. Перебравшись в Россию, один знакомый познакомил с командиром 5-го литовского уланского полка.
— Вас не привлекают реконструкции Второй Мировой?
— Да. У меня очень неоднозначное отношение к постреволюционной истории России. Я убежденный монархист, поэтому для меня все события, последовавшие за 1917 годом – узурпация власти. Мой прадед был вице-адмиралом царского флота. После изучения родовой истории, у меня сложился определенный негатив к социалистическому режиму.
Клочковский Вячеслав Евгеньевич, прадед героя

В нашем полку чувствуется бунтарский дух, который вдохновляет

— В чем заключается смысл реконструкции?
— Лично для меня: это возможность ощутить себя частью истории, о которой мы читали в книгах Толстого. А в целом, реконструкция вносит воспитательный вклад в общество. У человека, своими глазами увидевшего сражение, повторяющее события 100-200 летней давности, появляется любовь к истории. Изучение многогранной истории России, невозможно не полюбить ее. Так, на мой взгляд, формируется национальная идея, желание людей улучшать свою страну. Невозможно, любя что-то, не стараться делать это что-то лучше. Именно так в свое время воспитывались дворянские семьи, поэтому страна всегда процветала.
— Почему именно литовские уланы?
—Конкретный полк я не выбирал, но меня привлекала кавалерия. Уже вступив, я узнал, что 5-ый литовский уланский полк – старейший кавалерийский полк в реконструкции, со своей и историей и традициями. В нашем полку чувствуется бунтарский дух, который вдохновляет. Мы всегда переходим реку вброд, например, находим способы оригинально обыграть сюжет.
Я занимаюсь реконструкцией, потому что мне важно погружение в эпоху. Но одно дело реконструкция, а другое – коллектив. Он должен нравится. Если у людей нет товарищеских взаимоотношениях внутри полка, то получается просто переодевание.
— Чем отличаются русские и французские полки?
— Это такие же обычные ребята, но которым, но мой взгляд, нравятся более красивые мундиры. За четыре года у меня появилось много знакомых во французской армии и прекрасно к ним отношусь. При этом я понимаю, что никогда бы не одел мундир врага. В реконструкции ВМВ для меня оба мундира врага. Мои деды воевали, и, уважая их подвиг, я не стал бы реконструировать эту эпоху. Плюс во французской армии больше шаблонности, стандартов и меньше вольнодумства.
Русский литовский улан
Русский литовский улан
— Что нужно уметь начинающему реконструктору?
— В первую очередь, Родину любить. Невозможно получать удовольствие от реконструирования определенной эпохи, не становясь при этом ее частью. Любовь к истории стимулирует желание развиваться, учится ездить верхом, например.

— В чем заключается смысл реконструкции?
— Лично для меня: это возможность ощутить себя частью истории, о которой мы читали в книгах Толстого. А в целом, реконструкция вносит воспитательный вклад в общество. У человека, своими глазами увидевшего сражение, повторяющее события 100-200 летней давности, появляется любовь к истории. Изучение многогранной истории России, невозможно не полюбить ее. Так, на мой взгляд, формируется национальная идея, желание людей улучшать свою страну. Невозможно, любя что-то, не стараться делать это что-то лучше. Именно так в свое время воспитывались дворянские семьи, поэтому страна всегда процветала.
— Сейчас растет число реконструкторов?
— Это спорный вопрос. В одно время увеличивается, в другое уменьшается. Если человек просто любит себя в мундире, то он быстро перегорает. Он может просто пошить себе мундир, чтобы выглядеть как в кино, но без настоящего увлечения долго участвовать не получится.

— Погружение в историю изменило вас?
— Да. Любое увлечение откладывает отпечаток. Когда погружаешь в эпоху высоких моральных ценностей, культуры, чести, достоинства, становишься чище и ходишь прямее.
Христиан-Вильгельм фон Фабер-дю-Фор — Мёртвые солдаты Великой армии на мосту через реку Колочь.
— Опишите ощущение человека, впервые попадающего на Бородино.
— Все было именно так, как я представлял до этого. Меня поразил быт полка, именно жизнь между сражениями. Первое участие непосредственно в сражении привело меня в неописуемый восторг! Ты слышишь, как начинают стрелять пушки, вздрагивают кони, ты несешься на врага, пусть и условного – незабываемые моменты. Больше всего запомнился момент, когда мы непрерывно атаковали и переходили реку вброд, обойдя позиции русских и французов по другую сторону Колочи. Помню этот красивый момент, когда ты на лошади поднимаешься из воды, стреляет французская пушка, все в дыму. Это надолго останется в памяти.